Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 195220, Санкт-Петербург, Гражданский пр., д. 22, офис 208 (бизнес-центр "Гражданский 22")
  • +7 (812) 655-02-14
  • deputatamosov@gmail.com

Пресс-центр


Михаил Амосов в программе "Особое мнение"

Михаил Амосов в программе "Особое мнение"

2 Декабря 2019

На радио "Эхо Москвы", в программе "Особое мнение" ведущая Татьяна Троянская, спросила политика и общественного деятеля Михаила Амосова о:
- уборке Санкт-Петербурга от снега;
- итогах выборов губернатора Санкт-Петербурга в 2019 году;
- ценах на транспорт;
- возможностях Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в части контроля за расходом городских средств;
- выборах 2021 года;
- возможности политических блоков;
- роли оппозиции;
- взаимоотношениях с партией "Яблоко";
- возможности выдвижения кандидатуры Михаила Амосова в депутаты Государственной думы;
- роли и силе Движения Демократического Обновления;
- ввозе в Россию радиоактивных отходов;




Т. Троянская― Программа «Особое мнение», в студии Татьяна Троянская. Я приветствую нашего гостя. Михаил Амосов, депутат Законодательного Собрания Петербурга, член движения «Демократическое обновление». Михаил Иванович, добрый день.

М. Амосов― Здравствуйте.

Т. Троянская― Сразу сообщу наши средства связи. Во-первых на Ютубе у нас идёт трансляция. Мы решили с Михаилом Ивановичем, что наши голоса будут слышны во время новостей и рекламы, поэтому присоединяйтесь, если у вас есть такая возможность. Здесь вы можете задавать вопросы, общаться друг с другом. Номер нашего СМС +7-931-291-58-00.

Первый вопрос. Вот вы сказали, что добирались с дачи. Как уборка идёт по дороге к городу и в самом городе?

М. Амосов― Честно говоря, наверное, пока самое неприятно ощущение – это проход от машины до здания, где располагается «Эхо Москвы». Если у самого здания всё почищено. Видимо, те, кто владеет и управляет зданием, чистят и для пешеходов и для машин, которые тут паркуются. А на набережной не очень. Там прошла, конечно, машина, провели узенькую-узенькую тропинку для пешеходов, но с неё перейти улицу – там уже никто ничего не делал. Поэтому, я думаю, что схема уборки улиц, тротуаров в нашем городе оставляет желать лучшего.

Т. Троянская― Здесь я не могу не вспомнить яркое выступление вашего коллеги по Законодательному Собранию. Андрей Васильев высказался, что мы потеряли двух губернаторов из-за снега, сказал, что город не готов (речь идёт о комиссии, которая была в ЗакСе). Он сказал, что нужно ввести понятие «розовая угроза». Вы согласны с коллегой?

М. Амосов― Вы знаете, я в ходе прошедшей избирательной компании говорил, что надо менять схему уборки улиц, применять те подходы, которые существуют в Европе, нам нужна демонополизация в этой сфере, я в этом абсолютно уверен, более того, меня не удивляет, что Федеральная антимонопольная служба выявила просто картельный сговор между теми, кто убирал наш город в прошлом году. Схема там была простая: все компании, которые убирают улицы, проезжую часть и большинство тротуаров – это компании, принадлежащие городу. Либо государственные унитарные предприятия, либо акционерные общества, где 100% акций у города. Они договорились между собой, как разделить город, какая цена и так далее. В этом деле активно участвовал комитет по благоустройству. Руководство сейчас там сменилось, там теперь исполняющий обязанности. Наказание за это последовало, летом были предприняты экстренные меры по покупке за государственный счет, это делалось через ГУДП «Центр», есть такая организация. Это один из дорожных ГУДПов, отвечающий зооцентр города. Через него купили большое количество техники, сотни единиц. Как я понимаю, процесс поставок всё ещё идёт. Хорошо, конечно, когда что-то делается, но в целом та схема, которая существует сегодня, когда за всё отвечают государственные конторы, мне кажется она не перспективная. Я в прошлом году ездил специально в соседнюю Эстонию, ознакомиться с тем, как это организовано там. Где, как вы понимаете, тоже снег выпадает, лежит и так далее.

Т. Троянская― Да, но почему-то всё не так.

М. Амосов― В маленьком Тарту город убирают четыре компании. Ну он меньше любого нашего района, наверное. Во всяком случае меньше Калининского района, где я живу, гораздо меньше. Убирают там четыре частные компании, с ними заключают контракты на пять лет, это срок окупаемости техники. То есть, они идут в банк, берут кредит, покупают, как они считают нужным, технику… Правда, город прописывает им условия, какого типа должны быть щетки, ещё что-то, создаёт им материальные условия: нужны площадка для складирования снега, ещё какие-то вещи. Все тротуары там убирают владельцы домов, к которым они прилегают. Это либо частные дома, которые принадлежат тем или иным компаниям…

Т. Троянская― У нас же по сути тоже так, нет?

М. Амосов― Нет, у нас только в этом году в центре в качестве эксперимента, и то по своеобразной схеме, ГУДП «Центр» начал передавать полномочия по убору узких тротуаров, как они их называют, это тротуары, которые прилегают к домам в центре города. Дом сразу выходит на тротуар, и сразу дорожная часть. Такие узкие тротуары частично будут переданы жилкомсервисам, опять же государственным структурам.

Т. Троянская― Ну это у кого-то жилкомсервис, а у кого-то ТСЖ.

М. Амосов― Да, поэтому тут возникает вопрос, как это будет работать. В этом есть смысл, потому что жилищники, например, на эти узкие тротуары сбрасывают снег с крыш, они должны прочищать лотки для водосточных труб, если они снабжены подогревами. Это всё жилищники. Вы сбросили снег, а кто убирает? Наверное, та же организация, да? В той же Эстонии, в Финляндии, жилищные организации, которые там тоже частные, аналоги наших ТСЖ, они к поребрику сгребают этот снег, а там его вывозят те самые дорожники, которые туда же, к поребрику, сгребают снег с проезжей части.

Т. Троянская― Получается, дело в принципиальном подходе. И с новым губернатором ничего не изменилось по факту?


М. Амосов― Я скажу так. Кардинально – нет, но это эксперимент, о котором я рассказал, я его приветствую, давайте посмотрим…

Т. Троянская― Он только в Центральном районе. Есть где-то информация, где посмотреть?

М. Амосов― Не могу вам сказать. У нас были слушания в Комиссии по экологии, посвященные подготовке к зиме. Эти слушания, где выступал Васильев – это Комиссия по городскому хозяйству и градостроительству, а за неделю до это было в Комиссии по экологии. За неделю мы эту информацию получили. Я считаю, что это свидетельствует о том, что в правительстве города стали думать на эти темы, что надо что-то менять, что-то делать. Но принципиальных решений на сегодняшний день не принято.

Т. Троянская― Принципиальные решения – это решения губернатора?

М. Амосов― Ну принципиальные решения – это правительства, которое возглавляет губернатор, которое нужно готовить. Это должно быть перераспределением ответственности. Между прочим, это сильно смыкается с тем, что представляют наши районные власти. Я в одном из выступлений губернатора слышал такую мысль, что надо района передавать какие-то полномочия по уборке. Но тут в чем история? Скажем, в том же Тарту целый день мы провели, общаясь с коллегами из отдела, который занимается уборкой, при мэрии Тарту. Я у них интересовался: ну хорошо, частная организация, ТСЖ, если они не убрали тротуар, то какие санкции? Они сказали, что есть штрафы, которые практически не применяют. Почему? Есть политики, то есть, те, кого выбирают, они не очень хотели бы, чтобы штрафовали. Но, понимаете, тут какой-то неформальный баланс, но важно, что эти санкции есть. Поэтому, когда предписание, грозный оклик, звонов, то начинают все шевелиться. Я общался с руководителем Ассоциации квартирных товарищей, это аналог наших ТСЖ, которые и помогли нам туда попасть через их партнеров в Эстонии. Помогли связаться с властями города. Они сказали, что да, конечно бывает ситуации, когда вдруг кто-то, дворник, не успел, но все механизмы срабатывают даже без санкций. У нас тоже должны быть такого рода санкции, и должна быть четко распределена ответственность. Районные власти сегодня – это бюрократические структуры, там много квалифицированных людей, ничего не могу сказать в этом смысле, но большой ответственности перед людьми в общем-то представители районных администраций не чувствуют.


Т. Троянская― Ну если бы только районных администраций… Это касается и Смольного тоже.

М. Амосов― Ну в Смольном точно есть одно выборное лицо – лицо, это губернатор.

Т. Троянская― Вы считаете, что его выбрали?

М. Амосов― Конечно, ему пришлось выступать на дебатах, корректировать свою позицию, нервничать.

Т. Троянская― Вы же были, Михаил Иванович, конкурентом Беглова. Вы знаете, что Беглов не во всех дебатах участвовал. Вы считаете, что он достойно победил вас и Надежду Тихонову?

М. Амосов― Он участвовал в четырех из шести. Я вам скажу так, мы пять лет назад имели проблемы с массовыми нарушениями при подсчете, сейчас это сильно сокращено. Кроме того, пять лет назад Полтавченко не участвовал в дебатах, конкурентность в выборах была гораздо меньше. Там было за 70 с чем-то процентов у победителя. Сейчас уровень нарушений уменьшился. Я могу сказать, что мой лучший результат в одной из территориальных избирательных комиссий в центре города, в Центральном районе получил 25%, но и Тихонова получила под 20%.

Т. Троянская― Мы говорим об итоге!

М. Амосов― Дайте, я доведу мысль до конца. У Белова там всё равно 53%, там мы точно знаем, что нарушений не было.

Т. Троянская― То есть, Белов честно избранный губернатор?

М. Амосов― Ну относительно да.

Т. Троянская― Что значит относительно?


М. Амосов― Были мета, где было и по другому, но я считаю, что генераторами нарушений были те, кто занимался организацией муниципальных выборов. В этом смысле оценка Панфиловой, она мне нравится, она правильная. Для того, чтобы провести нужных людей на муниципальных выборах, кое-кто занимался тем, что искусственно добавляли голоса. Не знаю, как это технологически. Но если у нас явка 30, а в другом районе 50. Эти 50 вызывают большие сомнения, как они получены. Дело в том, что таких территорий не так много. Когда вы добавляете голоса муниципалам, вы как-то начинаете добавлять и кому-то ещё в губернаторской компании.

Т. Троянская― А если бы не 30% петербуржцев пришло голосовать, а 70%? Результат был бы такой?

М. Амосов― Я думаю ,что результат был бы другой.

Т. Троянская― То есть, петербуржцы сами виноваты, что выбрали такого губернатора?

М. Амосов― Что значит сами виноваты? Петербуржцы сами выбрали. Неявка на выборы – тоже форма поддержки действующей власти, потому что понятно, что кандидат, который исполняет обязанности, он уже имеет определенное преимущество, это во всём мире так. Переизбираться всегда легче, ты можешь предъявить реальные дела…

Т. Троянская― Или наоборот.

М. Амосов― Нет-нет, почти всегда. Посмотрите, как американские президенты переизбираются, почти всегда выигрывают. За мою жизнь, по-моему, один раз такого не было. Или два. А я слежу за политикой 50 лет, со школьной семьи. Кроме того, есть административный ресурс, вы можете мобилизовать бюджетников. Не все они в кабинке сделают так, как вы им сказали. Равнодушие – это в пользу действующей власти. Черчилль когда-то сказал, что плохое правительство выбирают хорошие люди, которые не ходят на выборы.


Т. Троянская― Это правда. Вы можете сейчас оценить вообще, уже три месяца Александр Беглов правит. Что у нас из яркого? Дорожает транспорт.

М. Амосов― Да, но эта тема обсуждалась в ходе избирательной кампании, например, в моей программе было написано, что я предлагаю сохранять маршрутки. Я проводил пресс-конференции. Это не было замечено городским сообществом, пресса не хотела этот вопрос обсуждать.

Т. Троянская― Нет, кто хотел, услышал, но я про цены на транспорт, о них не говорилось…

М. Амосов― Могу сказать почему. Объективно, уровень дотаций, который оказываются метрополитену со сторону городского бюджета, в последние годы он угрожающе вырос. Я не скажу конкретные цифры, но это увлечение произошло в разы. Несколько лет назад наш метрополитен практически сам себя окупал. Понятно ,что стройку мы имели за бюджетные деньги, а ежедневная работа метрополитена отбивалась теми деньгами, что мы платили. Сейчас это далеко не так, дотации огромные, сопоставимые по размеру с теми деньгами, что идут на строительство метро. Какое-то повышение цен, я думаю, было бы при любом губернаторе.

Т. Троянская― Просто, это неизбежно?

М. Амосов― Да. Вопрос в том, как это делается. Насколько это обсуждается со специалистами, есть ли возможность независимого аудита? Я, например, считают, что огромная проблема в том, что не реализована идея, с которой я выступаю много лет, идея простая: прежде чем менять цены, мы должны проводить независимый аудит в той сфере, о которой идёт речь. Это касается наших коммунальных платежей, это касается того же транспорта. По коммунальным платежам у нас летом произошло большое событие, вице-губернатор Шаскольский обнаружил, что у Водоканала есть нецелевые средства. Сейчас это вылилось в уголовное дело. Пардон, но как же контролировался Водоканал в предыдущие годы?

Т. Троянская― Что же вы, депутаты?

М. Амосов― Я могу сказать, что ключевой момент…

Т. Троянская― Почему же депутаты…

М. Амосов― Сейчас я вам скажу, ключевой момент в том, что, по-хорошему, эти решения должны были бы быть проведены через Законодательной Собрание. Но наше законодательство сегодня таково, что это не так. И правительство даже не считает нужным обсуждать это с депутатами, провести слушания, привести графики, цифры. Фактически этого не происходит. Почему? Потому что у нас есть большинство «Единой России», которое просто поддакивает Смольному. Это неправильная ситуация.

Т. Троянская― Получается, ЗакС бессилен? Вы можете выйти на трибуну, эти 8 депутатов. Выйти, выступить.

М. Амосов― Нас 11.

Т. Троянская: 8―11 депутатов, вы выступаете, журналисты об этом рассказывают и всё. Голосуют как…

М. Амосов― В конечно итоге это должно быть пищей для размышлений перед следующими выборами. В 2021 году будут выборы. Я думаю, что мы, я и люди, которые решили баллотироваться?

Т. Троянская― Вы решили баллотироваться?

М. Амосов― Ну несомненно. Даже не сомневайтесь.

Т. Троянская― От кого будете?

М. Амосов― Это вопрос. Потому что «Движение демократического обновления» – это общественно-политическая организация, которая не имеет права выдвигать. Вариантов два: либо собирать подписи, что рискованно, как мы знаем по московской истории. Либо вступить в коалицию с кем-то, я думаю, что этот вариант весьма возможен.

Т. Троянская― Какая партия вам симпатичнее?

М. Амосов― Давайте не будем зажигать вперёд. Я лишь скажу, что мы в «Движении» такие варианты рассматриваем, будет проводить соответствующие консультации. Время еще есть. Но тут есть более фундаментальный вопрос, сейчас половина мест в Законодательном Собрании – люди избранные по одномандатным округам, все они, кроме одного человека – представители «Единой России».

Т. Троянская― Совершенно случайно так получилось…

М. Амосов― Нет, это не случайно.

Т. Троянская― Это сарказм.

М. Амосов― Это не случайность, а результат плохой работы оппозиции. Потому что пять лет назад, нет не пять, три года. Когда были выборы. Никто всерьез не хотел договариваться.

Т. Троянская― А кто не хотел?

М. Амосов― Например, я входил в то время в партию «Яблоко». Я поднимал этот вопрос там, что ребята, давайте договоримся со «Справедливой Россией», с «Партией роста», как минимум.

Т. Троянская― Вы тогда, находясь в партии, не говорили, что «Яблоко» – недоговорная партия, а сейчас, после выхода, говорите.

М. Амосов― Ну послушайте, всё-таки некоторая этика. Если моя точка зрения о том, что нужно договариваться, она не возобладала, да? А я участвую в выборах, я не должен крыть собственную партию и выносить сор из избы. Так поступают все нормальные люди, необязательно о семейных разборках рассказывать всем на свете. Но дело в том, что не только партия «Яблоко» вела себя таким образом, но и всем остальные участники. Я убежден, что Оксана Дмитриева могла стать депутатом Государственной Думы по одномандатному округу, если были бы договоренности. А договоренности предполагают взаимность. Если мы ещё раз повторим такую же глупость, как три года назад, то монополия «Единой России» сохранится. А это было очень неважно. На мой взгляд, для города было бы полезно при губернаторе от «Единой России» иметь Законодательное Собрание, где у «Единой России» не было бы большинства, понимаете?

Т. Троянская― Ну или хотя бы такая расстановка, как было при Тюльпанове. Там в принципе, по-моему…

М. Амосов― Я жил в Законодательном Собрании, где именно так, как я рассказываю, так и было. Первый, второй созывы, где тому же Собчаку, Яковлеву было не так легко договориться с депутатским корпусом. Это оздоравливало ситуацию.

Т. Троянская― Подождите, Михаил Иванович, согласитесь. Говорят, что внутренние противостояние, оно есть при внешнем спокойствии. Я имею в виду Макаров – Беглов. Не всё так гладко. Другой вопрос, что внутренние противоречия другого характера. Борьба за власть.

М. Амосов― Я бы сказал скорее, что это интриги, а не противостояние по сущностным вопросам. Фракция «Единой России» всегда поддерживает действующего губернатора, кем бы он ни был.

Т. Троянская― Внешне понятно, да. Было бы странно, если бы Макаров впрямую пошел против Александра Беглова.

М. Амосов― По-моему, слухи об этом противостоянии сильно преувеличены.

Т. Троянская― Но в коалицию от «Яблока» вы вступать не намерены.

М. Амосов― Почему же?

Т. Троянская― Да?

М. Амосов― Мы с «Яблоком» можем договариваться и сотрудничать.

Т. Троянская― Я имею в виду, пойти от «Яблока» на выборах.

М. Амосов― Я думаю, что это вряд ли. И вряд ли «Яблоко» согласится.

Т. Троянская― Мы прервемся, но останемся в Ютубе, вы можете продолжить нас смотреть.

Заставка

Т. Троянская― МЫ продолжаем программу «Особое мнение». Михаил Амосов, депутат Законодательного Собрания Петербурга, член движения «Демократическое обновление» у нас в студии. Мы говорили о «Яблоке», о выборах. О «Яблоке» мы продолжим говорить. Сегодня в восемь утра, в «Утреннем развороте» был ваш коллега по фракции, Борис Вишневский. Он у нас заявил, что хочется баллотироваться в Государственную Думу. И просит поддержки у соратников. Вы, в первую очередь, ограничиваетесь Законодательным Собранием или у вас есть амбиции идти в ГосДуму? И как вы рассматриваете шансы Бориса Лазаревича на Думу?

М. Амосов― Я тоже думаю о возможном выдвижении по одномандатному округу в Государственную Думу. Я даже думаю, что мы думаем об одном и том же округе.

Т. Троянская― Центральный?

М. Амосов― Конечно, в центре…

Т. Троянская― С Бортко решили вы…

М. Амосов― Понимаете, возвращаемся на шаг назад. Если там будет свалка людей с демократическим профилем, то это будет нехорошо, как и на других территория. Поэтому надо договариваться.

Т. Троянская― Сейчас Борис Лазаревич сказал, что выдвигается, и вы не исключили такую возможность. А Борис Лазаревич скажет, что вам не хочет уступать, а вы скажите, что Борису Лазаревичу. Вот оно и неумение… Вы готовы уступить Вишневскому?

М. Амосов― Это процесс договоренностей. А как? Так и делается. Люди садятся и договариваются: вы нас поддержите здесь, а мы вас поддержим здесь. Приводят аргументы, и так далее. У меня был такой опыт, мы в своё время договорились с Борисом Немцовым, когда формировался список кандидатов в депутаты по одномандатным округам, тогда были только одномандатные округа. Был такой блок СПС и «Яблоко». Мы практически договорились по всем 50 округам, пересечений не было. Это было очень правильно.

Т. Троянская― Тогда было другое время, мне кажется.

М. Амосов― Что значит другое время? Вы думаете, было легко договориться? Мы очень долго не могли, пока не приехал Немцов. А с ним мы договорились за полтора часа. Более того, тогда при всей недоговороспособности федерального «Яблока» мы приняли решения и, что называется, как миленькие вынуждены были согласиться. Хотя им, наверное, это не нравилось, они крыли СПС на всех углах. Но было понятно, что единственный способ что-то сделать – это договориться. Тогда «Яблоко» провели 8 депутатов и, кажется, 5 или сколько там – СПС. Это пример договоренности, они возможны. Я уверен, что если это сделать, то в одномандатных округах дела у «Единой России» будут плохи.

Т. Троянская― Хорошо, дождемся этого времени. Давайте про «Яблоко» ещё поговорим.

М. Амосов― Неудобно мне про «Яблоко»говорить, я из него ушел.

Т. Троянская― И теперь можете объективно оценить ситуацию. Выбор Иваненко председателем московского «Яблока», а тут уже аналитики считают, что это странная история. Все недоумевают, почему Каца так устранили и не дали ему проявить себя. Иваненко – человек, которого знают только яблочники.

М. Амосов― Я скажу вам, что у меня с Иваненко бывали разные периоды взаимоотношений, когда я был в «Яблоке». Но если говорить о его политической линии, то это скорее линия на недоговоренности с другими демократами и на какие-то контакты с Кремлём. Я бы так сказал, мне этот выбор кажется неверным и плохой тенденцией. Хотя, всё бывает, позиции меняются, я с ним давно не общался. А вообще, системно, я считаю, что поскольку у «Яблока» в Московской городской Думе сейчас есть депутаты, то нужно было кого-то из этих депутатов сделать руководителем партийной организации. Очень важно обеспечивать связь между депутатским корпусом и рядовым членами. Я, к сожалению, не могу входить в руководящие должности «Движения демократического обновления», потому что там есть некие ограничения по федеральному закону на участие депутатов в руководящих должностях политических организаций. Но в партиях такого ограничения нет. Там наоборот, федеральный законодатель считает это нормальным. Я считаю, что так и нужно делать. Нужно, чтобы кто-то из депутатов, кто виден, кто отвечает перед людьми, он бы и занимался партийной работой. Сейчас это дело не моё, советы постороннего.

Т. Троянская― Понятно, вы отстраненно наблюдаете за ситуацией. Но совершенно справедливо отметили, как и эксперты, о приближенности Иваненко к власти, к аппарату президента. Продолжая вашу мысль, они не исключили возможность некого революционного решения на съезде «Яблока», который состоится 14-15 декабря, где будут перевыборы председателя «Яблока», что возможно Явлинский снова решит стать председателем «Яблока». Такую возможность вы не исключаете? Пока три кандидата: Шлосберг, Рыбаков и Слабунова.

М. Амосов― Тут уж точно я не буду спекулировать, мне про это ничего не известно. Я честно скажу, что даже об этом не думаю. Это внутреннее дело партии «Яблоко», в которой я уже год не состою.

Т. Троянская― Не скучаете?

М. Амосов― Нет, что вы? У меня прекрасный коллектив «Движения демократического обновления».

Т. Троянская― Про «Движение». Какова политическая сила этого движения?

М. Амосов― Как вы увидели, нам удалось договориться с партией «Гражданская Платформа» о моём выдвижении кандидатом в губернаторы, за что я очень благодарен Рифату Шайхутдинову.

Т. Троянская― Это единственная договоренность?

М. Амосов― У нас была тактическая договоренность, мы, я считаю, все договоренности выполнили. Они приняли мою программу, практически не вмешиваясь в неё, но я, правда, взял туда некоторые положения из партийной программы «Гражданской платформы», касающиеся бизнеса. Мы вместе это прорабатывали. Это первая коалиционная линия. Вторая – параллельно мы договорились о выдвижении некоторых членов движения кандидатами в депутаты. В большинстве своём это были выдвиженцы от «Справедливой России». В результате мы получили вместе со «Справедливой Россией» большинство мест в муниципалитете Гражданка, где я живу, и где живут некоторые другие члены нашего движения. Девять человек – те, кого предлагало наше движение, два человека, ну три (один человек перебежал к «Единой России»).

Т. Троянская― Уже? А кем он был?

М. Амосов― Это был человек, предложенный «Справедливой Россией». Такое бывает. Два справедливороса работают вместе с нами. Там 20 депутатов, 11 – это большинство. Есть ещё два человека из «Яблока». Я надеюсь, что…

Т. Троянская― А кто у вас председатель?

М. Амосов― Председатель муниципалитета? Елена Вячеславовна Беляева, в прошлом – мой главный помощник. Очень достойный человек с опытом административной работы.

Т. Троянская― В вашем муниципалитете всё без конфликтов?

М. Амосов― Там непросто, большинство не 15 человек, а всего лишь 11. Вот результат. Потом, избранно на Васильевском Острове Ольга Фаттуш, она баллотировалась от «Справедливой России», член нашего движения. К сожалению, не прошел Владимир Силантьев, который баллотировался в другом муниципалитете, на Васильевском, как самовыдвиженец. Он собрал подписи, но вот ему не хватило. Как раз в этом муниципалитете, я думаю, что были нарушения.

Т. Троянская― Хорошо, Михаил Иванович, очень мне хочется, чтобы вы урановые хвосты прокомментировали. Поскольку изначально гринписовцы всех запугали, а Росатом сказал, что ничего подобного, сторонние эксперты тоже объяснили, что урановые хвосты (вы и Александр Никитин тоже вспоминали)…

М. Амосов― Я читал письмо Никитина на эту тему, а он известный эксперт, член совета Росатома, что это всё безопасно и так далее. Правда, он пишет в этом письме, что, конечно, если состав опрокинется, тогда будет не хорошо, а он ведь не опрокинется. Я хочу вас сказать фундаментальную вещь: люди имеют право на свои фобии, даже если они не обоснованы. И власти должны относится к этим фобиям с уважением, потому что нет никаких причин пугать людей, возить всё это через жилые кварталы Петербурга, даже если все эксперты говорят, что это безопасно. Понимаете? Давайте лучше возить это через Усть–Лугу, что я и предложил на заседании…

Т. Троянская― Подождите, вы…

М. Амосов― Создана группа, которая будет обрабатывать этот запрос. НРЗБ

Т. Троянская― А чем Усть–Луга?

М. Амосов― А потому что в Усть–Луге живет всего 15 тысяч жителей.

Т. Троянская― То есть, их не жалко? И у них не могут быть фобии? И их фобии не нужно уважать?

М. Амосов― Выбираем меньшее из зол, там где не так страшно. Второй момент. Конечно, специалисты-ядерщики, они большие молодцы. Я как человек, который много-много лет преподаю в Институте наук о земле в Санкт-Петербургском университете. Я специально рассказываю студентам про историю Фукусимы. Те люди, которые проектировали станцию на берегу моря, где бывают цунами, могли бы включить голову и подумать, что именно здесь опасное направление, а есть места в Японии, например, на другом побережье острова, где цунами не может быть в принципе. А почему там было не поставить? Потому что не хотелось терять электроэнергию в проводах. А так потеряли гораздо больше. Поэтому, специалисты, к ним тоже надо относиться с некоторой поправкой. Давайте уважать страхи наших жителей и не возить…

Т. Троянская― Со страхами. Мы так можем и в алюминиевых шапках ходить, фобии бывают разные.

М. Амосов― Совсем с ума сходить не надо. Мы же знаем, что происходит в ядерной сфере, и что специалисты не всегда бывают правы.

Т. Троянская― Хорошо. Михаил Амосов, депутат Законодательного Собрания Петербурга, член движения «Демократическое обновление» был в программе «Особое мнение», спасибо.

М. Амосов― Спасибо.


"Эхо Москвы"